Гость, скорее торопись, на Сказитель подпишись!

«Ты в деле смыслы обретешь» Рассказ и стихи про труд

Рассказ и стихи про трудЖизнь есть осмысленное, целенаправленное действие. Часть этого действия называется почему-то трудом. Едва ли его следует рассматривать в отрыве от жизни и поэтому труд никогда не бывает бессмысленным.

Я родился в городе. Первые пять лет моей жизни я не покидал его. Эти годы пришлись на послевоенный период. Мне был почти год, когда окончилась Великая Отечественная Война.

Летом в городе было знойно и голодно. Поэтому многие городские родители старались летом отправить своих маленьких детей в деревни к бабушкам. Чтобы они окрепли, загорели, подкормились.

В деревне с едой было тоже не очень, но постепенно появлялись ягоды, фрукты, овощи, а с ними не пропадешь. Мы вдобавок ели  какие-то съедобные корешки, цвет акации и зеленые фрукты, которым еще только предстояло созреть. Кроме того в деревенских семьях были запасы кукурузы в початках, которую можно было размолоть и сварить удивительную, пахучую кукурузную кашу, которую в Молдавии называют мамалыгой.

Когда мне исполнилось пять лет, меня впервые отправили в деревню к бабушке и дедушке. Как выглядел день пятилетнего ребенка? В мои обязанности входило с раннего утра напоить водой  и накормить всю домашнюю живность. Десяток кур, собаку и козу Марту. А потом, в течение дня посматривать, чтобы вода у них не кончалась.

После этого бабушка кормила нас каким-нибудь скромным завтраком, например,  оладьями с чаем,  заваренным из разных листочков, и ложкой, другой меда.

Потом я с двоюродным братом, который был на два года старше меня и весь  год жил в деревне, отправлялись за водой. Был он, по сравнению со мной, более крепким и умелым. Вполне взрослым. Воду набирали в  водоразборной колонке или в  ближайшем колодце. У меня тоже было ведерко, которое, если не наливать до краев, я мог нести. В доме требовалось много воды, поэтому мы ходили за ней несколько раз.

Потом из подвала доставали кукурузу в початках.  Мы должны были отделить зерно. Для этого надо было тереть кочаны друг о друга и постепенно вылущивать зерна. Очищенные зерна шли на корм курам, а какую-то часть зерен мы насыпали в чистый мешок и шли к соседям. У них была ручная мельница с каменными жерновами.

Взрослые сначала раскручивали тяжелый камень (жернов), а потом мой брат продолжал вращать его, а я подсыпал в специальное отверстие зерно. По желобку в подставленное ведро сыпалась мука. Потом мы с мукой возвращались домой.

Пока солнце не начинало палить, нужно было пройтись по огороду и между рядами виноградника  и выдрать сорняки.

Если был свободен кто-нибудь из взрослых, то в качестве награды после прополки мы с братом, в сопровождении взрослого,  шли на речку выкупаться. Потом на несколько часов надо было спрятаться от солнца.

 

Семья бабушки жила в землянке. И постепенно силами семьи строила настоящий дом. Дом из глиняных кирпичей.

Чтобы построить землянку в земле вырывали большое, размером с комнату, углубление. Вкапывали столбы, а потом делали крышу из камыша. Землянка напоминала очень большой шалаш. В ней было тепло зимой и прохладно летом. Внутри дома всегда находилась для нас какая-нибудь работа. Что-то перебрать, сложить, вынести прогреться на солнце какие-нибудь вещи.

Когда жара спадала, замешивали глину и делали кирпичи для дома. И даже мне пятилетнему находилась работа. Таскать солому и топтаться в глине, чтобы постепенно размешать ее с водой и соломой.

Вечером надо было полить огород - помидоры, баклажаны, перец, лук, чеснок. Все, что там росло. Незаметно приближался вечер.

День казался огромным. Мы проживали за день целую жизнь. Наши детские труды вмещали в себя столько практических смыслов, что казалось, мы тоже взрослые, только все у нас немного легче и меньше. Чтобы можно было поднять и дотянуться.

После целого дня в тебе все приятно гудело. Мы с братом пробирались в глубину землянки на нашу кровать с соломенными, пахучими матрасами. Счастливые о того, что так много успели сделать, мгновенно засыпали.

А утром мы успевали встать раньше, чем всходило солнце. Солнце нового, трудового, наполненного смыслом и радостью умения дня. Руки брались за привычную работу.

Мы не считали это все трудом. Он был неотъемлем, он не существовал сам по себе. Он был привычен и нужен, как дыхание. Это была просто жизнь.  Наверное, тогда появилась и сохранилась на всю жизнь эта потребность в наполненности каждой минуты жизни. Наполненности смыслом и свершениями.

Стихи про труд

Ты в деле смыслы обретешь

Чем двадцать первый век хорош?
В нем труд умельца - развлеченье
От шоу глаз не оторвешь
Покраска, сварка и сверленье.

В двадцатом веке труд иной
Он смысл и способ выживания.
Пила, стамеска, гвоздь кривой
Сгодится он для забиванья.

Значителен в семье набор -
Отвертки, молоток, рубанок.
Дано уменье с давних пор
Трудиться, вставши спозаранок.

И труд не мука, часть тебя
Ты с ним ложишься и встаешь.
Не праздно что-то теребя,
А в деле смыслы обретешь.

Радость навсегда

Коль довелось нам родиться,
То среди наших радостей
Главная радость – трудиться.
Она посильней сладостей.

Утром выходишь в поле,
Оно уже колосится.
Нету прекрасней доли,
Смотреть, как зерно струится.

Каменщик ты или плотник,
Трактор ли водишь умело,
Важно, какой ты работник.
Прекрасно, что любишь дело.

Где б человек ни трудился,
Если ты много старался,
Если талант твой открылся,
Значит, во всем состоялся.

Безделье след не оставляет

Из всех хлебов вкуснее тот,
Что Бог нам за труды дает.
И капля пота вместе с солью
Всегда способствует застолью.

А праздность порождает лень
И перечеркивает день,
А этих дней не так уж много
Нам до последнего порога.

Трудись и радость бытия
Тебя всю жизнь сопровождает.
Лишь труд раскроет твое я
Безделье след не оставляет.

Труженик

Скромна у труженика доля:
Трудись, трудись и - вновь трудись.
Не заточение, а воля,
Не приземление, а высь.

Нам для трудов Бог силы дал

Не спекулируй, что устал
Бог посчитает это странным
Не для того Он силы дал,
Чтоб ты пошел путем обманным.

 

Василий Кудрявцев

Поделиться